04:57 

Мини 3 лвл

emuna12345
"Не сотвори меня крылатым"(с)
Название: Огненный круг
Переводчик: emuna12345
Бета: Kerr Avon
Оригинал: Suzan Lovett, Circle of Fire, запрос отправлен
Ссылка на оригинал: tarrantnostra.com/suzan/circle.htm
Размер: мини, 3954 слова
Источник: "Семёрка Блейка"
Пейринг/Персонажи: Керр Эйвон, Родж Блейк
Категория: джен
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: Если реальность не устраивает Эйвона... тем хуже для реальности.
Примечание/Предупреждения: AU к последнему эпизоду, смерть персонажа, "и Эйвоны кровавые в глазах"
Скачать

Посвящается Гэйлу, с благодарностью.


«Скорпион, заключенный в огненное кольцо,
жалит самого себя»


Блейк просто не мог осознать происходящего. Тарранта, несомненно, убедило представление, но с каких это пор Эйвон стал судить по первому впечатлению или принимать чьи угодно слова на веру? Этот человек во всем искал скрытые мотивы, но всегда понимал подлинную причину событий! Что ему сейчас мешает увидеть?
Да и потом, он ведь уже сказал: «Эйвон, это я, Блейк!» Каких еще доказательств ему надобно? Может быть, Эйвона надо уверить, что Блейк действительно командует этой базой? Это должно его успокоить, он почувствует себя в безопасности, поймет, что здесь нет и не может быть ловушки.
– Я специально все это устроил.
– Да! Нет!
Блейк услышал, как Эйвон сдавленным голосом выкрикнул два противоречащих друг другу слова. Почти одновременно. Невозможное сочетание, словно прозвучало эхо, отрицающее самое себя на протяжении одного выдоха.
Тут же ему почудилось какое-то движение, почти что вне поля зрения, но поврежденный левый глаз ограничивал видимость с этой стороны. Блейк был слишком сосредоточен на том, чтобы достучаться до стоящего перед ним человека. Как угодно, любым способом, но здесь и сейчас. Проигнорировав все остальное, он попытался преодолеть возникшую между ними пропасть. Шагнул вперед и протянул руку.
– Эйвон, я ждал тебя!
Он видел, как Эйвон поднял винтовку. Сложно было бы не заметить. И даже видел, как тот прицелился. Но угрозы он не почувствовал. Ни на секунду. В голову не пришло.
Даже когда раздался выстрел.
Он не успел увидеть, как палец нажал на курок: внезапно кто-то оказался между ним и Эйвоном, заслонив их друг от друга. Блейк инстинктивно подхватил материализовавшегося из ниоткуда человека – тот падал. Застигнутый врасплох, Блейк оказался не готов принять на себя вес тела и рухнул вместе с ним на колени. Но только ощутив кровь на своих руках, теплую и густую, увидев рану, в клочья разорвавшую плоть, он осознал, что Эйвон действительно выстрелил.
Выстрелил в него. И попал бы, не встань между ними... Блейк всмотрелся в лицо человека, принявшего предназначенную ему пулю.
Голова пошла кругом – реальность утратила всякий смысл. Некоторое время его мозг не мог даже осознать увиденное, не говоря уже о том, чтобы согласиться. Он с трудом отвел недоверчивый взгляд от бледного лица и глянул вверх, на закованного в черную кожу, как в доспех, человека. Всего минуту назад он был уверен, что там стоит Эйвон. До того, как Эйвон внезапно не свалился ему на руки.
Невозможно. Но Эйвон по-прежнему стоял там, тупо глядя на свою винтовку, словно она внезапно превратилась в инопланетного монстра. Блейк снова посмотрел вниз и опять вверх – но ни одно из лиц не изменилось, чтобы внести видимость порядка в его существование. Он по-прежнему держал Эйвона. Но и человек, натянувший на себя лицо Эйвона, не сдвинулся с места. И в его руках, так похожих на руки Эйвона, оставалось оружие.
Вот только Эйвон никогда бы в него не выстрелил. У Блейка сразу же пропали все сомнения. Он с ненавистью глянул на самозванца.
– А я еще считал, что придумал хитрую ловушку! Давай, доводи дело до конца. Пока я не свернул тебе шею!
Блейк был безоружен и стоял на коленях, держа истекающего кровью человека, но не сомневался в своей способности выполнить обещание. В его мыслях, чужак – клон, хирургически созданный двойник, неважно, что именно, уже был мертв.
Самозванец вздрогнул, но его взгляд так и не оттаял, оставшись пустым. Мало похожим на человеческий.
– Нет, – возразил он бесцветным, отсутствующим тоном, – достаточно. Этого хватит, – он перехватил винтовку и угрожающе прошипел, – не вздумайте за мной идти! Вы все.
Держа оружие наготове, якобы-Эйвон сначала попятился, а потом быстро выбежал прочь. Пусть бежит. Далеко все равно не уйдет. Охотник здесь Блейк, от него не спрячешься.
– Если вы с ним заодно, – рявкнул он на людей, пришедших с самозванцем. Один был похож на Вилу… Вила? – то завершайте начатое. Если нет, то не стойте столбом! Помогите мне с ним.
Все они, похоже, совершенно ошалели и уже ни в чем не были уверены. Затем Таррант, несмотря на ранения, пришел в себя и шагнул вперед.
– Стоять!
Блейк совершенно забыл про Арлен. Он осторожно обернулся, стараясь не потревожить Эйвона, одной рукой все еще пытаясь остановить кровотечение, и обнаружил, что в лицо ему смотрит дуло пистолета.
– Вы все, бандиты, арестованы, именем Федерации!
Еще одна ошибка.
– Вообще-то, это моя база, – напомнил он ей, – ты представляешь, сколько здесь людей?
– Как-нибудь справлюсь. Мне приказано взять тебя живым или мертвым, Блейк, так что…
Она бросила на него молниеносный взгляд, отвлекшись всего лишь на одно мгновение, но именно в этот миг прозвучал выстрел и пуля влетела прямо ей в переносицу. Девушка рухнула на пол, пистолет выпал, с грохотом откатившись в сторону. Блейк понял, что стреляла светловолосая женщина, одна из тех, что пришли с лже-Эйвоном. Можно было только позавидовать ее быстроте и меткости.
– Б-Блейк?
Слабый, хриплый от боли голос сразу же заставил его обратить все внимание на человека, которого он прижимал к груди. Внезапно Блейк вспомнил, что тот, другой Эйвон, так и не произнес его имя. Ни разу.
– Да, Эйвон, – сказал он, в полной уверенности, что обращается именно к Эйвону, – я здесь. Не шевелись. Сейчас я вызову мед…
– Нет… нет времени.
– Что значит «нет времени»?! – его попытки остановить кровь окончились полным провалом – слишком большая рана, не хватало ладоней. Проклятое оружие, даже на этой планете его выбирали лишь самые отъявленные мерзавцы из тех, кто охотился за головами! Вслух он сказал:
– Побереги силы.
Эйвон вцепился в его рубашку.
– Да послушай же меня, идиот! – просипел он.
О, это был Эйвон, никаких сомнений. Вопреки обстоятельствам, Блейк поймал себя на теплой улыбке и тут же почувствовал жжение в глазах.
– Я слушаю, Эйвон, – все остальное может подождать.
– Ты должен уйти. Сейчас… Немедленно.
– Я должен отправить тебя…
– Нет. Федерация… Они знают. Они сейчас будут здесь… Нет времени, Блейк… Ни для чего, – пальцы, ухватившие рубашку, судорожно дрогнули, – уходи, уходи немедленно. Или все было напрасно…
В его голосе звучало такое отчаянье, что Блейк накрыл дрожащую руку ладонью, сжал ободряюще.
– Хорошо, Эйвон. Мы уйдем. Вместе.
– Блейк! Блейк! – голос Дэвы донесся до него раньше, чем сам техник появился в помещении. – Они нашли нас, атаку… – он оборвал себя на полуслове, огляделся и спросил, – что тут произошло?
– Пришли сюда медиков, Дэва, немедленно, и эвакуируй базу. Предупреди всех, что это не учения. Запусти чрезвычайные протоколы, – он почувствовал, как Эйвон шевельнулся, пытаясь привлечь его внимание, – я все еще здесь, Эйвон.
Слабым движением тот указал на экипаж «Скорпиона».
– Позаботься о них. Они не виноваты... Никто не виноват. Пусть живут…
– Все, как ты скажешь, конечно же, – Блейк повернулся к Дэве. У него были и другие обязанности, особенно сейчас, но он только пододвинулся к Эйвону чуть ближе и сильнее сжал его руку. Таррант, Вила и обе женщины стали совсем рядом, но Эйвон только что поручился за них, так что все было в порядке.
– Если останется время – вывези арсенал, если нет – взорви оружейный склад. Активируй заряды по всей базе. Спасайте корабли, сколько сможете, и выводите людей. Разбежаться, перегруппироваться, атаковать. Ты знаешь, что делать.
Дэва уже стоял у компьютерной консоли, набирая команды.
– Но сначала вызови медиков! – заорал на него Блейк.
– Мне кажется, они уже не понадобятся, – очень тихо произнес Таррант.
Блейк наградил молодого человека яростным взглядом и только потом осознал, что ладонь в его руке безвольно обмякла. Он посмотрел вниз, на застывшее в смертном оцепенении тело.
– Нет! – упрямо возразил Блейк, в глубине души уже зная правду. Чувство опустошенности раздирало душу. Больше двух лет ожидания: он мечтал, чтобы Эйвон вернулся, нуждался в нем, а когда тот наконец появился – навсегда потерял его и даже не заметил последнего мгновения. И кому-то придется заплатить за эту потерю!
Ярость рвалась наружу, но он сдерживался, до тех пор, пока медленно не опустил тело Эйвона на пол. В следующую секунду он уже был на ногах и грубо ухватил Тарранта и Вилу, сразу обоих, за куртки.
– Вы привели сюда этого убийцу! Кто он, черт побери, такой?
– Эйвон! – взвизгнул Вила, – Блейк, это был Эйвон!
Он встряхнул вора так сильно, что у Вилы застучали зубы.
– Не смей назвать его так! Эйвон лежит здесь!
– Но это правда! Это был Эйвон, тебе все скажут, что это был Эйвон!
– В самом деле, был? – спросил Таррант. – Или нам просто так казалось? Он изменился, Вила, все это почувствовали. Мы часто удивлялись, что произошло с Эйвоном, помнишь? Словно он стал другим человеком.
– Да, но… – внезапно глаза Вилы расширились, – он вел себя иначе. Он пытался убить меня. Эйвон никогда бы так не поступил.
Блейк с отвращением отбросил их от себя. Они тоже попались на подлог! Он указал на тело Эйвона.
– Он просил защитить вас, и я выполню его просьбу. Дэва, выведи их в безопасное место. Разбираться будем потом.
– Куда ты собрался, Блейк? – спросил Дэва.
– На охоту, – коротко ответил тот.
– Блейк! – Дэва схватил его за рукав, – Ты сошел с ума? Нас атакуют. Ты должен быть со своими людьми, ты наш лидер!
Блейк резким движением стряхнул его руку.
– Я уже говорил тебе, что незаменимых не бывает, – он снова посмотрел на Эйвона и подумал, что жестоко ошибался, затем поднял брошенный Арлен пистолет.
– Уходи, – приказал он Дэве, – ты все равно меня не остановишь.
Казалось, что Дэва все-таки попытается вмешаться, но у рыжего техника хватило ума вовремя отступить.
– Следуйте за мной, – обратился он к команде «Скорпиона» и, обреченно кивнув, возглавил их маленькую группу.
Блейк на секунду задумался. У него не было времени, чтобы вынести тело Эйвона. Как только завершится эвакуация, база превратится в огромный огненный шар. Огненное погребение. Что ж, достойный способ. Но Блейк аккуратно сложил Эйвону руки на груди, чтобы никто не подумал, будто его тут просто бросили, словно всем на него наплевать. И только тогда заметил, как сильно Эйвон постарел: он похудел, на осунувшемся лице, опустошенном смертью, запали щеки, виски выбелила седина. Время жестоко обошлось не только с Блейком.
У него был пистолет. Эйвон всегда умело обращался с оружием. Но почему же он не выстрелил в убийцу, не крикнул, предупреждая об опасности? Да что угодно, вместо того, чтобы броситься под пулю! «Героическая смерть? – тихо спросил Блейк, – ты ведь всегда говорил, что это будет моя участь». Он укладывал Эйвона поудобнее, стараясь не прикасаться к бледной коже – оставались красные следы. Рука соскользнула, и он наткнулся на что-то маленькое и твердое, с острыми краями. Ключ от Орака. Разумеется. Блейк переложил его в свой карман.
Он поднялся, все еще не в силах оторвать взгляд от Эйвона, зная, что видит его в последний раз, а потом заставил себя успокоиться, спрятал горечь в самую глубину души. У него еще будет время оплакать Эйвона, после того, как он уплатит по долгам. Точно так же он проглотил вспышку ярости, оставив себе только холодное, ясное осознание того, что предстоит сделать. И лишь тогда отвернулся от тела. Калли всегда говорила, что нельзя отправляться в последний путь в одиночестве. Что ж, он последует ее совету и предоставит Эйвону спутника.
Самозванец убежал в том же направлении, откуда появился. Должно быть, он хотел пробраться в главный ангар, больше там ничего не было. К этому времени он уже мог успеть удрать, но в том ангаре стояли только наземные аппараты, а корабль, на котором лже-Эйвон прилетел на Гауду Прайм, разметало взрывом на милю вокруг. В ближайшее время он далеко не уйдет. И уж точно не выберется за пределы досягаемости Блейка. Год охоты на беглецов превратил его в умелого следопыта.
Дэва со своей группой тоже ушел в этом направлении. Блейк надеялся, что никто из них не наткнется на самозванца. А если это все же случится, у них хватит ума оставить Блейку его жертву. Он должен отомстить сам!
Блейк добежал до контрольного центра и обнаружил, что Дэва со своими подопечными направляется обратно.
– Что случилось?
– Выход заблокирован. Что-то заклинило двери ангара, – сообщил Дэва.
– Что именно? И каким образом?
– Не знаю, но нам крупно повезло. Успей штурмовики пройти через этот вход, мы бы даже не поняли, кто нас убивает, – Дэва попытался перехватить пробегающего Блейка, – ты слышал меня? Там нельзя пройти!
Но тогда и самозванец мог не успеть выйти. Он легко уклонился от Дэвы, после чего заметил ящик в руках у Вилы.
– Орак! Ты нашел Орака! Молодец, Вила.
– Да, я не знаю, почему он не… но, Блейк, у меня нет ключа! Эйвон, я имею ввиду, тот, другой, ключ у него.
– Нет, ключ у меня, – он пронесся мимо, бросив на ходу, – Дэва, этот компьютер надо сохранить любой ценой!
– Блейк, будь осторожен! – прокричал Дэва ему вслед, – похоже, что в этой части базы никого нет, но они могут пройти по техническим тоннелям и застать тебя врасплох.
Блейк не стал полагаться на волю случая. По пути он проверил каждую нишу, каждый закуток, уделив особое внимание техническим шахтам. Не столько из-за предупреждения Дэвы, сколько потому, что через них можно было бы выбраться наружу. Но пыль внутри шахт осталась нетронутой. Если самозванец не успел выйти до того, как двери заклинило, он должен быть в ангаре.
Большой, тускло освещенный ангар со множеством укромных уголков. Повсюду стояли машины. Широкие двери были открыты. Продвигаясь вперёд, Блейк выключал в коридорах основной свет, оставляя только тусклое аварийное освещение, затем он остановился в тёмном переходе, чтобы подождать, пока глаза привыкнут к сумраку. Только тогда он проскользнул в ангар и сразу же нырнул в укрытие.
Но эти предосторожности ему не пригодились. Он услышал… смех? Скорее пародию на таковой, словно смеялся безумец. Когда Блейк наконец смог поверить своим ушам, он последовал за раздражающим звуком.
Тогда он увидел корабль. Черный, ненамного крупнее наземных машин или стандартных флайеров, стоящих в ангаре. Но его двигатели, две вспомогательные гондолы обтекаемой формы, были гораздо крупнее и сложнее, чем необходимо для корабля такого размера. Они искажали изящный, похожий на стрелу силуэт, превращая его в уродливого гнома. Блейк не мог определить тип корабля, но не сомневался, что тот приспособлен для космических полетов. Он подумал, что на этом корабле Эйвон, должно быть, и прилетел на Гауду Прайм. Присмотревшись внимательней, Блейк обнаружил на двигателях глубокие зазубрины, следы от вырванных с мясом опор. Похоже, что изначально у этого корабля было еще несколько защитных оболочек, но ему пришлось пройти через тяжелые испытания. Откуда прилетел Эйвон и что стояло у него на пути?
Блейк снова сосредоточился на смехе. Смеялись где-то поблизости от корабля. Он обследовал пространство, постепенно приближаясь к источнику звука, и замер не поверив своим глазам.
Человек, посмевший выглядеть, как Эйвон, сидел на ступеньках трапа, ведущего внутрь корабля, опираясь локтем на приподнятое колено. Винтовка валялась неподалеку. Он тихо посмеивался, откинув голову на перила, совершенно не беспокоясь, что свет, падающий из открытого шлюза, превращает его в легкую мишень.
Слишком просто снять его выстрелом вот так. Никакого удовлетворения. Блейк покрепче перехватил свое оружие, прицелился и вышел на свет.
– Веселишься? – прорычал он.
Самозванец не впечатлился.
– А, – сказал он, даже не глядя на Блейка. Потом медленно повернул голову и начал подниматься. Лениво, с той же самой изящной легкостью движений, что была так свойственна Эйвону. Казалось, он совершенно позабыл про свою винтовку, – я как раз ждал…
Внезапно он замолк и молниеносным, едва заметным движением подхватил оружие. Несмотря на то, что Блейк был к этому готов, оба выстрела прозвучали одновременно, эхом отозвавшись в пустоте ангара. Пуля взорвала грудь самозванца, Блейк услышал сдавленный крик и увидел, как его противник падает со ступенек. Он не смел выдохнуть, пока не понял, с запозданием, что стреляли не в него. Одновременно с этим он осознал, что крик боли донесся с другой стороны, не оттуда, где лежал теперь упавший притворщик.
Блейк обернулся. В двадцати футах от него валялся затянутый в черное штурмовик. Шлем не помог бедняге. Разрывная пуля снесла ему половину головы. Он все еще сжимал в руках винтовку, в последней смертельной судороге. Блейк вдруг задумался, в кого этот штурмовик целился всего несколько секунд назад. Похоже, что в самозванца. Но у федеральных секретных агентов и штурмовиков нет привычки убивать друг друга. Странно. Если самозванец не работал на Федерацию, тогда на кого? Слишком поздно, уже не узнать.
Он обернулся и посмотрел на безжизненное тело, распластанное на полу у первой ступени трапа. Дело сделано. Он уплатил последний долг и отомстил. Теперь нужно возвращаться к своим людям, но странный корабль словно притягивал Блейка к себе. Следуя привычке, он отпихнул винтовку самозванца подальше и начал подниматься по трапу.
– Не надо.
Блейк подпрыгнул, оборачиваясь. Глаза, столь похожие на глаза Эйвона, оказались открытыми. Самозванец все еще был жив, просто оказался не в силах двинуться. Блейк удивился, как он ухитряется лежать настолько тихо, хотя должен биться в страшной агонии. Позабыв о корабле, он перешагнул через раненого человека и стал над ним, глядя сверху вниз, держа пальцы на спусковом крючке. Теперь затрудненное дыхание было отчетливо слышно, словно самозванец больше не видел причин притворяться.
– Кто ты такой? – спросил Блейк.
Раненый сумел ответить не сразу, не с первой попытки, но когда заговорил, голос его звучал на удивление твёрдо.
– Ты мне все равно не поверишь.
– Кто ты такой? – повторил Блейк.
– Неважно. Теперь уже неважно. Но скажи мне только одно. То, чем ты тут занимался. Это ведь не была ловушка для Эйвона?
– Конечно же нет! И Эйвон бы в этом не сомневался!
Глаза закрылись.
– Хорошо. Ненавистна сама мысль, что я выжил только для того, чтобы оказаться еще большим глупцом, – он сделал глубокий вдох, сопровождаемый мучительным, прерывистым звуком, – ты прав, Блейк. Он и есть Эйвон.
– Был. – процедил Блейк.
– Будет, нет, вернее, был бы. Семантика. Совершенно неадекватная. Как оказалось, – он улыбнулся. Боль превратила улыбку в гримасу, – впрочем, все равно. Так его и запомни, для всех будет лучше, – самозванец судорожно вздохнул, но пересилил боль. Открыл глаза и снова впился взглядом в Блейка.
– Давай покончим с этим, Блейк.
– Ты хочешь умереть! – Блейк собирался спросить, но внезапное озарение превратило вопрос в утверждение.
– Я уже мертв, – он попытался рассмеяться, но зашелся дрожью, – это всего лишь остаточное явление, – последние слова вызвали булькающий звук, изо рта хлынула кровь. Чтобы не захлебнуться, он инстинктивно перекатился на бок, свернувшись вокруг ног Блейка. Движение, похоже, вызвало слишком сильную боль, он больше не мог себя сдерживать и приглушенно вскрикнул. Блейк, сам не зная почему, опустился на колени и еще меньше осознавая зачем, потянулся к самозванцу.
Человек наощупь дотянулся до его пистолета и приставил к своему виску. С огромным трудом втянул в себя воздух и прошептал:
– Больно. Проклятье… добей!
Блейк нажал на курок. Из милосердия, хотя и не понимал, откуда в нем вдруг взялось это милосердие. Не мог понять.
Плоть и кость заглушили звук. Выстрел едва вызвал эхо в ангаре, а затем все стихло. Блейк поднялся. Удивительно, но ему не хотелось нарушать повисшую тишину. Сделал два шага по направлению к выходу и остановился. Он ведь собирался осмотреть корабль, перед тем как… Перед тем, как его остановили. Поднялся по трапу и вошел внутрь.
Только рубка. Ничего кроме самого необходимого. Никаких жилых помещений. Знакомые панели вперемежку с приборами совершенно неизвестного типа, слишком сложными, чтобы разобраться с первого взгляда. Впрочем, изучать тут было нечего – большая часть из них отслужила свое. Металл расплавился, контакты закоротило, болтались оборванные провода. Этот корабль никуда уже больше не полетит. Он подошел поближе к широкой панели управления и увидел нечто весьма знакомое. Слишком знакомое. Орак?
Невозможно. Он только что видел, как Вила тащил Орака. В противоположном направлении. У Блейка даже был ключ, вот здесь, в кармане. Но точно такой же ключ был вставлен в паз этого компьютера. Он нажал кнопку.
– Я слишком занят. Убирайся! Не беспокой меня! – привычным, уже заранее брюзгливым тоном отозвался компьютер.
– Орак, это ты?
– Разумеется, это я! Чего ты ожидал? Перестань меня отвлекать. Я должен решить эту проблему. Это больше не теория, понимаешь? Это факт, но он не может быть реальностью, поскольку тогда он не мог бы произойти, не мог бы стать фактом. Ты понимаешь, какие будут последствия? Если абсолютные величины могут изменяться, все уравнения теряют смысл. Уравнения, которые описывали противоречащие константы – а это уже само по себе противоречие в терминологии, изначально, теперь этого не делают. Не существует адекватных лингвистических средств, чтобы описать все изменения. Пространственно-временной континуум отрицает рациональность, когда перестает быть континуумом. Но остается доступным для манипуляций…
Казалось, что Орак переживал механический эквивалент нервного срыва. Но в данный момент это мало беспокоило Блейка.
– Орак, насколько вероятно, что вас двое?
– Недопустимо! – визгливо проскрипел компьютер, – недопустимо, и я предупреждал его! Может быть для вас, людей, и возможно существовать в двух экземплярах, но я самый развитой разум в обитаемой галактике, посмотри, чего я достиг! Уже согласно определению, не может существовать два экземпляра чего бы-то ни было «самого». Но разве он меня послушал? Нет! Самоуверенность Эйвона, его самомнение! Если определенная реальность больше не существует, то она перестает быть, и это не тавтология, реальной реальностью. Но если тут теперь две реальности, то возможно существование любого количества реальностей. И какая из них более действительная? И как определить, что является действительным? О, для Эйвона все просто – действительна та реальность, в которой все так, как он, Эйвон, хочет. И если он хочет подчинить себе время, то ради чего? Тебе интересно? Потому что прошлое Эйвона не удовлетворяет Эйвона! Следовательно, он перепишет время! Если концепция называется «временное возмущение», то почему должны быть какие-то ограничения?
Сквозь эту тираду медленно начал проступать некоторый смысл. Больше смысла, чем Блейку хотелось бы. Пистолет выскользнул из внезапно задрожавших пальцев и упал на пол. Он не обратил внимания.
Орак продолжал возмущаться, не смущаясь отсутствием реакции.
– С сегодняшнего дня до сегодняшнего дня. Шесть лет, три месяца и восемь дней непрекращающегося труда, ты и приблизительно не способен понять, насколько сложного и грандиозного! С его точки зрения, он преуспел! Потому что ты стоишь здесь, живой. Он удовлетворил свой каприз! Но моя работа только началась, и меня продолжают отвлекать, все время отвлекать, мелкими людскими заботами, из-за которых все и пошло наперекосяк изначально! Я уже задействовал часть моих схем на то, чтобы не дать штурмовым отрядам ворваться в этот ангар, и нечего ожидать, что я потрачу еще хоть сколько-то своих ресурсов, чтобы…
Блейк в ужасе попятился от компьютера, больше не слушая, не останавливаясь, пока не оказался в шлюзе. Он медленно обернулся и уставился на забытое в луже крови безжизненное тело, съёжившееся в круге света у подножия корабля.
– Эйвон?

URL
   

Северные витражи

главная